Пресса о нас
01
«Наш конкурентный путь — производство в Китае», — Дмитрий Лихачев, глава представительства ВВК Electronics в России. «Ведомости»
«Наш конкурентный путь — производство в Китае», — Дмитрий Лихачев, глава представительства ВВК Electronics в России У руководителей российского представительства китайской компании ВВК Electronics очень творческая работа: понять, какого рода электроника будет востребована в России, добиться производства этой электроники в Китае именно в необходимой россиянам конфигурации, а затем попробовать ее продать. За десятилетие, что ВВК работает в России, компания тестировала различные сегменты: мобильных телефонов и акустических систем, лингафонных кабинетов и диктофонов. Выстрелили два: ЖК-телевизоров и DVD-проигрывателей(ВВК с подачи своего российского представительства сделала их «всеядными» — читающими диски любых форматов). О том, как это стало возможным и какие новинки для российского рынка готовит ВВК, «Ведомостям» рассказывают глава представительства компании Дмитрий Лихачев и его заместитель по продукту Евгений Земсков.

— Российский рынок — один из важнейших для китайской компании BBK. Как это получилось?

Дмитрий Лихачев: В 2001-2002 гг. ВВК заинтересовалась российским рынком и начала поставлять сюда различные виды продукции, пытаясь адаптировать их. Тогда это была совершенно неизвестная китайская компания. В 2003 г. начались продажи DVD-плейеров. А уже в 2007 г. мы впервые выиграли премию «Марка № 1 в России». Сегодня наша доля на рынке DVD стабильна — 33-35%, а весь рынок оценивается в 3,5 млн штук в год. Следом за нами — LG и пара российских брендов. Основное, за счет чего мы завоевали этот рынок, — всеядность наших плейеров, а также соотношение цена — качество.

Евгений Земсков: Есть формальный подход к понятию«адаптация продукта» — например, у японских компаний, в то время он был и у корейских компаний. Они делали DVD в соответствии с определенными международными стандартами, а российский рынок тогда был наполнен пиратскими дисками, был миллион различных форматов. Мы в сотрудничестве с тайваньской компанией Mediatekсделали плейер, который поддерживал все форматы.

Д. Л.: Мы собирали все возможные форматы, которые существовали на российском рынке, и пытались добиться от китайского производителя, чтобы он реализовал поддержку этих дисков. На это понадобилось какое-то время, но потом ВВК стала эталоном. Я все время вспоминаю времена, когда на Горбушке или на Савеловском рынке в палатках, где продавались любые типы дисков, висели объявления: «Диск считается нечитаемым, если его не читает плейер ВВК». Но, конечно, это стало возможным благодаря компании ВВК, которая смогла обеспечить этот уровень адаптации. Благодаря успеху на рынке DVD Россия стала приоритетным рынком для ВВК, и наше влияние на направления развития компании очень высоко: мы добиваемся того продукта, который, как мы считаем, позволит нам успешно конкурировать на этом рынке. — То есть у ВВК есть своя инженерная база в Китае?

Д. Л.: Что такое сегодняшнее производство? Главное — правильно выбрать поставщиков комплектующих и добиться от них максимума. Мы изначально ориентировались на процессоры Mediatek и выжали из них максимум.

Е. З.: Мы никогда не покупаем стандартные решения у поставщиков комплектующих, но всегда пытаемся адаптировать их [для российского рынка] — как в софте, так и в железе. И в этом наша проблема, когда нас начинают сравнивать с локальными российскими брендами, которые покупают [более дешевые] публичные решения, — сравнение по цене оказывается не в нашу пользу.

Д. Л.: Это медленный процесс — в условиях ограниченного рекламного бюджета донести до потребителя информацию, что наш продукт имеет дополнительную добавочную стоимость. — Из-за того что ВВК производит всеядную технику, не было ли у вас проблем с правообладателями тогда и нет ли сейчас?

Е. З.: Никогда.

Д. Л.: Никогда. Само по себе устройство, читающее диски любых форматов, не является незаконным. Есть плейеры, которые не читают и некоторые лицензионные диски — просто из-за особенностей формата записи или особенностей его изготовления. Наша позиция схожа с американской: «Убивают не пистолеты — убивают люди». Если мы делаем устройства, которые позволяют людям проигрывать диски любых форматов, это не значит, что мы напрямую поддерживаем пиратство. К нам у правообладателей никаких претензий никогда не было. Мы в наших плейерах никогда нелегального контента не размещали, к нашим DVD с функцией караоке прикладывается диск с 4000, 2000 или 500 песнями — все они легально оформлены, за все произведены соответствующие отчисления.

— А были ли судебные прецеденты во взаимоотношении правообладателей и потребителей, использовавших незаконный контент, в которых бы фигурировала техника ВВК?

Д. Л.: Слава богу, нет.

— Что придет на смену DVD — Blu Ray, интернет-решения?

Д. Л.: Blu Ray — это промежуточный вариант, не имеющий, на мой взгляд, перспектив массового развития: дорог и сам плейер, и контент для него. Распространение контента все больше уходит в сеть.

— И для этого ВВК разработала медиаплейеры. Они тоже всеядны?

Д. Л.: В жестком коробочном решении, основанном на одном процессоре, оказалось сложнее угнаться за всеядностью: такой плейер оказывается всеядным на момент разработки. И на мой взгляд, медиаплейеры оказались неконкурентоспособными с компьютерами.

Е. З.: Рынок Blu Ray в России — не больше 380 000-400 000 штук в год, медиаплейеров — еще меньше и уже падает. Сейчас у нас большой проект с американской компанией BitTorrent по созданию телевизора, интегрированного с устройством, которое будет поддерживать протокол BitTorrent. Мы надеемся, что этот продукт ждет успех — первые анонсы в СМИ показали очень большую заинтересованность.

Д. Л.: Телевизор в этом устройстве становится частью вашей домашней компьютерной сети. [С помощью WiFi] устройство будет соединять телевизор с bittorent клиента на компьютере пользователя. Это первый шаг, он не заменяет компьютера. Телевизор в данном случае выступает источником отображения скачанного контента.

Е. З.: Вторым шагом станет устройство, которое само сможет искать и скачивать файлы из интернета. Аудитория гигантская: по оценкам компании BitTorrent, в мире — порядка 160 млн потенциальных клиентов, из них 36 млн русскоязычных, 22 млн — в России. В данном случае китайская компания ВВК работает с американской компанией BitTorrent на нужды российского рынка. В Штатах совсем другая ситуация, там более жестко стоит вопрос с авторскими правами, не так популярна эта технология. В США BBK продает Blu Ray плейеры под брендом Oppo по цене $500 и $1000 — в России этого сегмента в принципе нет.

— Когда новый продукт может появиться на рынке?

Д. Л.: Надеемся, что в III или IV квартале этого года. Надо убедиться, что продукт нормально работает с большинством WiFi-сетей, с большинством torrent-клиентов.

Е. З.: Софт на 90% уже готов, сейчас работаем с поставщиком пластика — выбираем корпуса и т. д.

— Сейчас у ВВК нет телевизоров с диагональю больше 32 дюймов. С новым продуктом, надо понимать, появятся?

Д. Л.: Конечно, эта технология ориентирована в первую очередь на большие телевизоры. Но в августе-сентябре в продаже появятся телевизоры с диагональю 40 и 42 дюйма — товар уже в пути. В 2007-2008 гг. мы делали телевизоры 42 дюйма, но вход на этот рынок оказался неудачным: наложились кризис, неверное планирование, неверная цена плюс смена технологий. В этой диагонали мы тогда понесли большие убытки. После этого мы на некоторое время стали с настороженностью относиться к резким переменам в нашем ассортименте и сосредоточили свои усилия на телевизорах до 32 дюймов. Но сейчас спрос смещается в сторону больших диагоналей, и мы следуем за этой тенденцией.

— Какие еще сегменты, кроме torrent-телевизоров, кажутся вам перспективными для ВВК?

Д. Л.: Основная продукция ВВК — это DVD и телевизоры, на них приходится примерно 80% продаж (40 и 40%). 20% — вся остальная продукция. Один из сегментов, который мы рассматриваем для себя как перспективный, — это аудио. Появились новые технологии, которые вызвали новый всплеск интереса в аудио, — например, функции соединения бумбокса с мобильным телефоном (Bluetooth). И этот сегмент представляется нам более стабильным, потому что музыку люди слушать не перестанут.

— Вы говорите именно о портативных аудиосистемах?

Д. Л.: Да. HiFi — не наша тема. Е. З.: Она была нашей: 4-5 лет назад был резкий рост сегмента пассивной акустики — больших напольных колонок, — и под брендом ВВК ее продавалось очень много. Но потом продажи схлопнулись: оказалось, что это нишевый продукт, и люди, которые понимают в нем, накупили акустики и ресиверов и остановились. А мы остались со стоками.

— Каковы продажи ВВК в России?

Д. Л.: В 2011 г. наш оборот в России составил $40 млн, цель на 2012 г. — $50 млн. У нас все зависит от продаж в III-IV кварталах.

— Ведет ли ВВК в России сборку каких-либо продуктов, продающихся в нашей стране, или вся техника поставляется из Китая?

Д. Л.: В России производств у ВВК нет и не будет. Наш конкурентныйпуть — это производство в Китае. Но SKD-сборка телевизоров существует в Калининграде: компании-импортеры, которые завозят нашу продукцию сюда, иногда пользуются этим форматом поставки. Это необходимо для получения ценовых преференций. Полностью собранными в Россию поставляются 40% телевизоров.

— Вступление России в ВТО как-то повлияет на ваш бизнес?

Д. Л.: Я не особо слежу за этим: мы работаем на жутко конкурентном рынке, но если все находятся в одинаковых условиях, то все нормально, мы можем управлять процессом. Вступим в ВТО — мы найдем ходы, как конкурировать в новых условиях. Самое страшное — это нечестная конкуренция. — У ВВК есть дизайн-подразделение?

Е. З.: Дизайн — на аутсорсинге. Мы начали эту работу со Студией Артемия Лебедева — дизайн интерфейса, пульты, а сейчас задействуем компании из Гонконга и Кореи. Контракт с этими компаниями подразумевает не только рисунок, но доводку изделия до промышленного образца. 

Д. Л.: Важно понимать не только то, как продукт будет выглядеть снаружи, но и как он будет сделан: где пройдут ребра жесткости, где будет размещена плата, динамики и все прочее. Промышленный дизайн этим и сложен.

— ВВК утвердилась в нише производителя качественной и доступной техники. Вам этой ниши достаточно? Не собираетесь ли выходить в более высокий ценовой сегмент?

Д. Л.: Цель — находиться по цене чуть ниже лидеров — дороже Samsung и LG мы быть не можем, — но выше, чем у тех компаний, которые предлагают стандартные решения. — Вы обмолвились об ограниченном рекламном бюджете. Почему головной офис не увеличит бюджет для одного из своих ключевых рынков?

Д. Л.: Позиция проста: это ваш рынок — вы и продвигайте. Для массированной рекламной кампании нужны глобальные продукты, которые будут продаваться по всему миру. Такого уровня глобализации, как у Samsung или LG, у ВВК нет. Мы строим бизнес по другим моделям. И на самом деле сейчас стратегии больше направлены на выживание.

Е. З.: На рынке потребительской электроники будут большие перемены. Многие компании, в том числе японские, понесли большие убытки: смена технологий, большие инвестиции в новые технологии, которые не оправдали себя на развитых рынках, недостаточное внимание к развивающимся рынкам, на которых идет рост… Пожалуй, только у Samsung хорошие показатели.
Вызов консультанта